Прокурор назвал страшным жизненный путь Улюкаева

Прокурор Павел Филипчук в Замоскворецком суде Москвы назвал страшным жизненный путь бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева. По мнению обвинителя, страшно, когда человек с безупречной репутацией, имея все блага жизни, становится на такой путь, который приводит его к банальному взяточничеству.

Он также назвал несостоятельной и комичной версию произошедшего, которую представила защита. По мнению Филипчука, глава Роснефти Игорь Сечин не провоцировал Улюкаева на взятку.

Чтобы считать взятку провокацией, необходимо, чтобы Сечин сам первый предложил ему деньги. Однако достоверно установлено, что Улюкаев первый выдвинул требование о получении взятки, добавил он.

Новость

Прокурор также заверил, что оперативники не нарушали права экс-министра во время прослушки и следственного эксперимента.

Защита в свою очередь заподозрила прокурора в нарушении профессиональной этики из-за частого использования афоризмов. Адвокаты напомнили, что Непорожный позволял себе выражения как сыр в масле, то помнит, то не помнит, соврал, а потом сказал первое, что в голову придет.

Между тем Кодекс профессиональной этики прокурорского работника предписывает обвинителю быть корректным и вежливым со всеми участниками процесса.

Сам Улюкаев в последнем слове напомнил, что глава Роснефти так и не явился в суд давать показания.

Улюкаев стал первым в современной истории России федеральным министром, задержанным за коррупцию. По версии следствия, он требовал у Сечина 2 млн долларов за выдачу заключения, которое позволило компании приобрести госпакет Башнефти.

Обвинение попросило приговорить экс-министра к десяти годам колонии строгого режима и штрафу в 500 млн рублей. Улюкаев виновным себя не считает, заявляя, что стал жертвой провокации.

.

улюкаев прокурор улюкаева назвал путь

улюкаев прокурор → Результатов: 1 / улюкаев прокурор - фото


Эксперты: прокурор, огласивший разговор Улюкаева и Сечина, поступил логично

Прокурор, огласивший стенограмму разговора экс-главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева и главы Роснефти Игоря Сечина, поступил логично, так как протокол следствия, который содержал эту стенограмму, является одним из основных доказательств обвинения.